А МУЗЫКА ВЛЕЧЕТ НЕУМОЛИМО

24 февраля 2022 года, 10:39 |
Фото Е. АРЦИМОВИЧ

В приёмной музыкальной школы пусто, за высокой стой­кой секретарского стола с по­рога тоже никого не видно, но кто-то там есть: слышно, как работает принтер.

- Здравствуйте, я из «Петровских вестей». Мы с дирек­тором договорились о встрече.

Над стойкой появляется голова:

- Здравствуйте-здравствуй­те, заходите. А я и есть дирек­тор.

ИТАК...

Из принтера выползают ка­кие-то листы бумаги, стол тоже завален ими. Директор растерян­но перекладывает их из стопки в стопку, приветливо улыбается:

- Да вы не стесняйтесь, прохо­дите в кабинет, я сейчас...

Оказывается, секретарь на больничном – и сражаться с бу­мажными войсками приходится ему. Непростая это наука – делопроизводство, и Дмитрий Сергеевич Алексеенко то немного отступает, то опять идёт в наступление: без бумаг сегодня нику­да, именно они правят миром. Наконец он заходит в кабинет, сдвигает в сторону кипы каких-то документов и садится напротив.

- Итак... Знаете, я немного волнуюсь: в последний раз у меня брали интервью восемь лет назад – в 2014-м.

Тогда он, студент Саратовской консерватории имени Л. В. Соби­нова, стал одним из победителей молодёжного форума «iВолга»: его проект «Мелодия надеж­ды» взял первое место в смене «Арт-Квадрат»...

«Я ВСЕГДА МЕЧТАЛ О МУЗЫКЕ»

- С чего же мне начать?

- Ну, например, со слов «Я всегда мечтал о музыке...».

- Так и есть: я всегда мечтал о музыке. Отец участвовал в вокально-инструментальном ансамбле, нередко они репети­ровали прямо у нас дома, а я слушал – и мечтал. Всегда притя­гивали именно клавишные. Мне говорили: «Не трогай инструмент: мал ещё» – и я ждал, когда же будет можно.

Когда Диме исполнилось семь, он пошёл сразу и в простую школу, и в музыкальную. Через девять лет окончил филиал Ипатовской музыкальной школы в своём родном селе Лиман, потом – фортепианное отделе­ние Ставропольского краевого колледжа искусств.

- Встал вопрос о консерва­тории… - Дмитрий Сергеевич поднимается из-за стола, садится к фортепиано и опускает пальцы на клавиши.

Он касается их легко, и потому клавиши молчат.

- Понимаете? Консерватория – это значит сделать музыку своей профессией.

- Сомневались?

- Нет.

Время, проведённое в кон­серватории, останется в памяти навсегда: это были годы полного погружения в мир звуков, в мир этюдов и фуг, сонат и сюит, кантат и симфоний...

- Хотите послушать?

- Конечно!

Его пальцы оживают...

КЛЮЧ ОТ ВСЕХ ДВЕРЕЙ

Дмитрий Сергеевич играет не­сколько отрывков из различных композиций.

- Узнаёте, правда?

- Да! Конечно! Вот только на­званий не знаю... Но это же не классика, это джаз.

- Точно. Я, кстати, со второго по четвёртый курс играл в эстрад­но-джазовом ансамбле...

- Сыграйте ваше любимое, - прошу.

Он улыбается – и снова наигрывает что-то. Музыка то плы­вёт, словно огромный ледяной айсберг посреди бескрайнего северного моря, то мчится, слов­но тройка крылатых лошадей, то застывает и трепещет, словно маленькая изящная колибри над экзотическим цветком. Отыграв очередной отрывок, Дмитрий Сергеевич говорит: «Ференц Лист, шестая рапсодия», или «Фридерик Шопен, двадцать чет­вёртый этюд», или «Александр Скрябин, этюд до-диез минор»...

- А что же у вас любимое?

Он вновь уходит от ответа:

- Знаете, я, пожалуй, сыграю вам семнадцатый этюд Шопена. Он немного ёжик. Начнёте слу­шать – поймёте, о чём я.

Фортепиано вновь начинает звучать – отрывисто, немного сумбурно... И правда, ёжик! Ка­жется, звуки торопятся, наскаки­вают друг на друга, перебивают. Но вся эта, казалось бы, какофо­ния странным образом сплета­ется в единое полотно, которое рождается на наших глазах, словно музыкальное воплоще­ние закона единства и борьбы противоположностей.

Доиграв, Дмитрий Сергеевич опускает руки:

- Я поначалу не понимал этот этюд, а потом услышал верхнюю мелодию...

Действительно, музыкальное полотно подобно огромной толще воды – со многими течениями, смыслами и подтекстами. И эта масса захватывает тебя и неумолимо влечёт за собой, играя, как с песчинкой, то закручивая в водовороте, то отпуская и по­зволяя расслабленно парить, то мрачно погружая на самое дно, то выбрасывая на поверхность в фонтане весёлых брызг.

- А всё-таки что же у вас лю­бимое?

Он смеётся:

- Консерватория учит быть всеядным.

- ?

- Нужно уметь играть всё, на­ходить ключ ко всему, к каждой двери...

В ОЖИДАНИИ ПЕРЕМЕН

- Вы несколько лет препода­вали в ипатовской музыкальной школе. Директор – это немного другое...

- Это совершенно другое. Просто решил попробовать свои силы в новой области. Но у меня и ученики есть. Чего нет, так это времени. Катастро­фически на всё не хватает.

Он берёт с фортепиано пачку листов и начинает играть знако­мую каждому нежную, меланхо­личную мелодию:

- Четырнадцатая соната Бет­ховена, - говорит, не переставая перебирать клавиши. - Все её знают как «Лунную»... Но обыч­но лишь первую часть... А ведь есть ещё и вторая, и третья, причём нисколько не похожие на первую... Это ноты... Распе­чатал, чтобы разучить... Теперь лежат и лежат... Ждут, когда у меня появится время.

По его словам, музыкант обязан играть как минимум один час в день. Мы говорим о фортепиано, о том, что не только руки пианиста нуждают­ся в нём, но и оно нуждается в руках, не должно простаивать, говорим об уникальности этого инструмента.

- А вы знаете, что на фор­тепиано можно играть и как на клавесине, и как на органе?

В доказательство своих слов Дмитрий Сергеевич играет одну и ту же мелодию сначала отры­висто, а потом с оттяжкой, давая звуку возможность дозвучать, продемонстрировать все свои оттенки.

- Кстати, есть хорошая но­вость: весной у нашей школы появится новый рояль...

Рояль, домры, баяны, аккор­деоны, флейты и скрипки – все эти музыкальные инструменты должны появиться весной в рамках нацпроекта «Культу­ра». А ещё – кое-какая учебная литература, офисная техника и долгожданные новые кресла в зрительный зал.

- Идут большие перемены, -говорит Дмитрий Сергеевич. - Весной должен начаться капи­тальный ремонт нашего здания.

Да, впереди нелёгкие време­на, но, если результат оправ­дывает ожидания, обычно это приятные хлопоты.

И ДЛЯ УМА, И ДЛЯ СЕРДЦА

- Что для вас музыка?

- Классическая музыка – это прежде всего погружение в эпоху. Ведь её пишет человек, который живёт в определённое время, и музыка его тоже не появляется из ниоткуда – она отражает эпоху, её ритм жизни.

- А я вот в юности, в студен­ческие годы, всегда засыпала под классику...

Смеётся:

- Разные могут быть причи­ны: может, просто надо было выспаться. А вообще-то, не только играть классику, но и слушать её – это труд и для ума, и для сердца. Классические произведения легко в руки не даются, над ними надо работать.

Елена АРЦИМОВИЧ
Рубрика: КУЛЬТУРА
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору

 #  #  #  #  #  #  #  #
Авторизация через социальные сети для комментирования:

Комментарии (0)

Последние комментарии

  • ВЕРА
    ,
    01.10.2022 07:51
    НА КАПУСТЕ ЭТОТ ГОД МНОГО ТЛИ, НЕСМОТРЯ НА ОБРАБОТ...
Система Orphus
8 (86547) 4-07-44